Уроки творения

 

Мир разнообразен: есть создания большие, есть малые, а есть микроскопически малые. И все они зависят друг от друга.

Самый крупный зверь подмосковных лесов – лось. В холке он достигает 2,3 м роста. Весит более 500 кг (как откормленный бык). С весны до поздней осени самец носит на голове корону великолепных широких рогов, напоминающих сошник плуга (за что лося и прозвали сохатым). Питается, в основном, растительной пищей: травой, листьями деревьев и кустарников, любит ягоды и грибы (даже ядовитые для человека). Летом, спасаясь от гнуса, лось по шею заходит в реку и так стоит весь день, поедая водные растения. Летом бескормица сохатому не угрожает, но как выжить зимой?

 

 

 

Лох узколистный – невысокое деревце или кустарник с серебристой листвой и гибкими ветвями. Растёт он на сухих и каменистых местах, легко переносит засоление и потому обычен на морском берегу. Из-за скромных размеров и мягкой древесины в строительстве не используется. Но однажды три лоховых деревца стали основой постройки, выдержавшей серьёзные испытания.

Мы с супругой путешествовали по юго-восточному побережью Крыма. Передвигались, обычно, пешком. Как-то, переждав дневную жару на развалинах старинной башни у села М., мы тронулись в путь. Берег был пустынный – ни деревца, ни кустика. Уже вечерело, а наш импровизированный тент (наскоро сшитый из двух плащей) натягивать было не на что. Ничего, кроме трёх растущих рядом лохов. Припрятав под ними рюкзаки, мы налегке прошли вперёд и заглянули за ближайший мыс. Другого места для стоянки впереди видно не было. Пришлось останавливаться под тремя лохами. Мы привязали тент к их стволикам, поужинали и, помолившись, легли спать.

Когда сумерки сгустились, на потемневшем небе замерцали зарницы, а среди ночи разразилась страшная гроза. Дождь лил сплошным потоком. Шквалистый ветер гнул приютившие нас деревца, теребил тент. После трёх часов ночи спать удавалось лишь урывками, но когда рассвело, ветер стал тише, а дождь лишь слегка моросил. Собираясь идти дальше, приятно было обнаружить, что наши вещи остались сухими, а тент лишь слегка надорвало по шву. Мы продолжили путь.

Стоило пройти пару километров по берегу, как нашим глазам предстала картина разрушения. Во многих местах, в том числе и неподалеку от нашего ночлега, с гор сошли сели. На пляжах валялись опрокинутые кабинки. У некоторых туристов унесло палатки. Как выяснилось позже, из-за бури 60 населённых пунктов Крыма остались без электричества, а у многих домов снесло крыши.

Удивительно, что три тоненьких деревца выдержали удар стихии не хуже капитальных строений. Как это ни смешно звучит – три спасительных лоха. Мы ещё раз убедились, что «для Господа нетрудно спасти чрез многих, или немногих» (1Цар.14:6).

Сергей Хрибар.

 

Современный человек старается идти в ногу со временем, но нередко у деревьев это получается лучше, хотя дерево и стоит на месте. Возьмём к примеру липу. Многим знаком аромат её цветов. В середине лета желтовато-белые цветы привлекают пчёл, дающих знаменитый липовый мед. После опыления образуются плоды – орешки, расположенные по нескольку штук на длинном черешке со своеобразным «крылышком». К осени плоды созревают, но лишь немногие из них падают на землю. Большинство орешков остаются на дереве, где встречают зиму и дожидаются февраля. А февраль – месяц не простой. Дуют сильные ледяные ветра. Хотя солнце начинает пригревать, ночные морозы своё дело знают. Поверхность снега подтаивает лишь днём, а ночью замерзает. Так образуется ледяная корка – наст. И вот в это самое время для семян липы наступает пора путешествий. Ветер срывает орешки вместе с черешком и уносит прочь. Упав на наст, орешки продолжают своё движение. При этом «крылышко» на черешке служит парусом, с его помощью ветер перемещает липовые орешки по ровному и скользкому насту на сотни метров.


Казалось бы, нелегко приходится этим февральским семенам. Не проще ли упасть на землю осенью и спокойно переждать зиму под снегом? Но не будем судить поспешно. Семена, пережившие мороз, прорастают гораздо лучше. Не случайно во многих лесных хозяйствах перед посевом липы проводят снегование семян, длительное время выдерживая орешки в снегу. Да и февральские ветра в сочетании с февральским настом – наиболее подходящие условия для путешествий. А липа, как и всё живое, стремится не только к размножению, но и к распространению. Если все семена останутся лежать, где упали, то, прорастая, они будут друг другу мешать, отнимая питательные вещества. Поэтому в данном случае неспокойный февраль – лучшее время. Именно за счет унесенных ветром февральских орешков липа распространяется наиболее успешно.


Иногда на нас сваливаются трудности и лишения, заставляющие менять жизнь. Но возможно, когда-нибудь мы вспомним это время с благодарностью. «Всему своё время, и время всякой вещи под небом: …время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать» (Еккл.3:1,6).

Сергей Хрибар,
(из книги «Школа Ноя: экологическое воспитание в христианском лагере».
М.: «Нарния», 2011 – готовится к изданию)

   

Одним январским утром я гулял по подмосковному ельнику, где голые ветки орешника словно подчёркивали живую зелень еловой хвои. Продумывая маршрут предстоящей экскурсии, я внимательно смотрел под ноги. Вскоре на рыхлом снегу показались беличьи следы. Зверёк передвигался большими прыжками. Я пошёл по следам, которые вели от одной вырытой в снегу ямки к другой. Зачем белка их копала?

 


Страшные лесные пожары обрушились на Подмосковье в 2010 г. Но милостью Божьей погибло не всё. Из окна электрички можно было видеть, что одни леса сгорели почти дотла, а в других прошли лишь низовые пожары. Там, где ель и сосна росли рядом, немало елей погибло, а сосны остались, хотя и с обгоревшими стволами.

   

Страница 1 из 2